К чувству удовлетворению совести, тоже примешивается дух сатаны – тщеславие.
 
 
 
Учение об удовлетворении совести, без его неотъемлемой части
о том, что к чувству удовлетворению совести примешивается тщеславие - работает на погибель.
 
Сатана может открывать человеку "правильные мысли", богословские откровения разной высоты, даже самой высочайшей, но коварство сатаны в том, что он открывает это учение людям не приобретшим смиренномудрие в борьбе с тщеславием. Смиренномудрие же может приобретаться только через желание признать себя ничем.
 
Человек нужно как бы увидеть что он и на минуту не освобождается от тщеславия от того, что бы что-то делать не ради тщеславия и не без его примеси. Признать, сокрушится в духе, и делать далее «дела» из сокрушенного и смиренно духа.
 
Человеку необходимо принять через падения, через примирения с тем, что он тщеславный и это болезнь,  от которой он не может вылечиться сам, так как это одно из проявлений первородного греха.
 
Человек и тут не должен оставлять подвизание в борьбе с тщеславием, через постоянные падения он начинает видеть,
что не только мыслить, но и двигаться своим духом он не может без того, что бы к движению его духа не примешивалась примесь тщеславия.
 
Избавления через самоличную борьбу от тщеславия нету, потому что победить первородный грех человек не может, но может победить Бог! Другое дело, что чтобы понять этот факт нужна борьба, но не безумная, а смиренно благоразумная приводящая к воплю души ко Господу с просьбой о спасении.
 
Победу над тщеславием Бог даёт не за делание борьбы с тщеславием, но за смирение с тем, что я тщеславный, что я грешник тщеславный. Это признание может быть умовым, но должно его воспринять в себя через борьбу и падения, что бы это восприятие переросло в духовное состояние души, то есть не умовое, но духовное!
 
От тщеславия Бог освобождает только того, кто в духе признал себе неисцелимым от тщеславия и отдал этот факт на Волю и Милость Божию, но и это не избавление, а скорее дар духовного видения проявления тщеславия, даруется который для того, что бы во первых человек бегал от тщеславия и во вторых, что бы помочь ему сокрушать и смирять не богоугодные настроения своего духа.