"Чистая совесть" - или "покой совести" не является удостоверением
отпущения грехов и примирения с Богом!

(Кор. 4:4:) «Хотя я ничего не знаю за собою, но тем не оправдываюсь», которое учит нас тому, что есть необходимость в праведности доброй совести, но между тем говорит, что это еще не является основанием моей уверенности в том, что я имею отпущение грехов и примирение с Богом; скорее Бог принимает меня ради Своего Сына-Посредника через веру. Пс. 129:3: «Если Ты, Господи, будешь замечать беззакония, — Господи!
Кто устоит?»

Апостол Павел говорит: "люди с сожённой совестью" (люди сожённые в совести своей) -- потому что мы можем испепелить свою совесть --- своей волей! С совестью можно договориться, покрайней мере можно заткнуть ей рот посредством позволения себе делать всё что угодно своеволию. Своей волей, можно затоптать, затравить, вытарвить свою совесть, разменять, поменять, выгодно продать и наконец выгодно здать в аренду свою совесть, так что она, совесть, будет слабее и слабее подавать свой уже замученный голос, и наконец мы скажем себе: ну как же совесть не протистует, значит всё нормально. Здесь ситуация аналогична с больными зубами. Зуб не болит и молчит в двух случаях, если он здоов и если он умер, нерв умер, тогда зуб не болит. Умершая совесть, тоже не болит, так-же и умершей совестью или со сданной совестью в аренду за блага мира сего и похоть очей. Бывает мы говорим себе, вот пора идти лечить зуб, но у врача в момент лечения будет больно, и мы не идём, скрываемся и в итоге зуб становится мёртвым или испепеляется прямо у нас во рту. Тоже и с совестью, по началу мы видем, что совесть заболела и болеет и пора идти к Врачу (Богу), но у Врача будет больно, и мы не идём, скрываемся от врача и в итоге совесть становится мёртвой. Или ещё вариант, мы научаемся выгодно сдавать совесть в аренду, где уплатой аренды служат дары мыра сего услаждающие похоть тела, похоть очей и похоть тщеславия меж людей --- здесь мы научаемся выгодно торговать свою совесть и торгуем (приобретаем) уже не Поды Духа (как если бы поступали по совести), но торгуем свою совесть в обмен на похоть тела, похоть очей и похоть тщеславия.

Нет сомнения, что благочестивые умы исполнены мучения и в то же время надежды на то, что их послушание может быть угодным Богу, однако в этой нашей ужасной немощи они видят, что наше послушание изуродовано, затруднено, несовершенно, испорчено, как об этом говорит Павел в Рим. 7[:15]. Поэтому благочестивые умы задаются вопросом, каким образом они могут быть угодны Богу.

Лицемеры судят об этом деле на свой лад, а обеспокоенные и встревоженные умы — иначе. Лицемеры полагают, что они действительно удовлетворяют Закон (совести), что они праведны, то есть что они приняты Богом в силу их собственной пригодности или своего исполнения Закона (совести), как об этом рассуждает фарисей в Лук. 18:9-12. Всегда существуют люди, подобные тем, кто восхищается своими собственными добродетелями, отдает дань своей собственной мудрости и праведности, особенно в каких-то второстепенных делах напоказ, которыми, по их мнению, они могут управлять с помощью своих собственных идей и которые они избирают для того, чтобы принять их за божественно дарованные плоды своих собственных добродетелей и стараний, поскольку все это приносит умиротворение ("покой" духа). А потому они расхваливают себя, ставя себя выше других, надмеваясь своей мудростью и праведностью, как это делал Навуходоносор, который произнес по прошествии некоторых важных событий: «Это ли не величественный Вавилон, который построил я в дом царства силою моего могущества» (Дан. 4:27). Равно и Саул полагал, что царство Израиля учреждено его могуществом, хотя ему следовало знать, что и эта власть, и успехи являлись благословениями от Бога, и что он не сумел бы совершать эти дела или управлять ими сам, и что он должен был служить Богу в страхе, дабы Он его не оставил. Однако из-за этих успехов он стал еще более самонадеянным и взял на себя привилегию нападать на других людей, убивать священников и т. д. Таковы намерения многих лицемеров, и существует немало подобных людей, самонадеянных, нравящихся самим себе благодаря своим дарам, которые рукоплещут своей собственной мудрости, преуменьшают божественное учение и со своей возвышенной позиции высмеивают Евангелие посредством обмана, мошенничества и власти. Они притесняют ту часть этого учения, которой они противодействуют, распространяются по поводу ценных книг, так как бахвалятся, что они утверждают славу Божью и истину, что они являются наиболее стойкими столпами Церкви, членами народа Божьего, потому что борются за установленный порядок и власть тех, которые были приняты задолго до этого. Им были подобны священники, противодействовавшие апостолам, и мы в последние годы сами видим тот же тип, много таких, как Вицелий и другие. Однако иные пребывают в тревоге. Они признают свою немощь и борются с отчаянием, подобно Петру, когда он пал ниц и воскликнул: «Выйди от меня, Господи…» (Лук. 5[:8]). Следовательно, касательно этого момента нам надлежит совершать два действия: мы должны атаковать высокомерие и показывать истинное утешение пребывающим в тревоге.

Но прежде всего нам следует утвердить следующий пункт: несмотря на то, что в возрожденных должны быть начатки послушания и праведности доброй совести, в них все же остаются грехи, то есть присущая нам болезнь, сомнения, неведение многих вещей; или, говоря иначе, они не боятся Бога так, как следует, и не пылают любовью к Нему так, как этого требует Закон. Существует также много фактических грехов, много пыла недозволенной любви, ненависти, похоти, мстительности, зависти и жадности. Многие отступают от своего призвания. Есть примеры явного пренебрежения, устрашающего ропота на Бога во времена напастей; зачастую люди ищут убежища под личиной честного поведения, в то время как отдельные личности совершают поступки, демонстрирующие открытое неповиновение Богу. Мы часто являемся свидетелями того, как люди берут на себя религиозные обязанности, в которых нет необходимости и которые не соответствуют их призванию, так как они уверены в своей собственной мудрости или силе, уподобляясь Иосии, который спровоцировал ненужную войну с египтянами.

В конечном итоге, то множество грехов, которое присуще возрожденным, гораздо больше, чем это может вместить рассудок любого человека. А потому нам не следует думать о том, что изречение: «Кто усмотрит погрешности свои?» (Пс. 18[:12]), представляет собой дело незначительной важности. Перечисление всех видов греха, который остается в святых, заняло бы слишком много времени, однако Павел подытоживает этот вопрос в Рим. 7, где он ведет речь о своем внутреннем противоречии со всеми грехами. Однако эти высокомерные лицемеры не разумеют этих тайных грехов. Монахи даже учат, что эти сомнения касательно провидения, ярости Божьей, Его милости, наших нечестивых желаний не являются грехами, если к ним не присовокуплено согласие; и они оспаривают не терминологию, а суть самого вопроса. Они отрицают, что эти нечестивые материи противоречат закону Божьему. Это частичное оправдание ложно и унижает закон Божий. Оно лишь омрачает учение о благодати и праведности веры и подтверждает ложное понятие о том, что возрожденные способны удовлетворить закон Божий.

Таким образом, дабы обуздать это высокомерие, я процитирую свидетельства, которые доказывают, что возрожденные не удовлетворяют закон Божий в этой жизни и что грех остается в этом нашем смертном естестве. Пс. 142:2: «Не входи в суд с рабом Твоим, потому что не оправдается пред Тобою ни один из живущих»; 1 Иоан. 1:8: «Если говорим, что не имеем греха, — обманываем самих себя, и истины нет в нас»; Пс. 18:13-14: «Кто усмотрит погрешности свои? От тайных моих очисти меня и от умышленных удержи раба Твоего»; (вот ещё про лукавость совести) Рим. 7:23: «В членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих». Несмотря на то, что софисты обходят стороной этот отрывок и говорят, что необходимо изменить слово «грех», и что здесь это слово ссылается на «наказание за грех», склонность ко греху, доставшуюся нам от грехопадения наших прародителей, сам Павел, тем не менее, опровергает эту софистику в своем определении греха как такового, указывая на то, что именно зло, пребывающее в наших членах, ведет войну с законом Божьим.

К тому же в данном артикуле мы обсудили вопрос о том, является ли нечестие, пребывающее в нашем естестве, чем-то противоречащим закону Божьему. Человеческое суждение извиняет эту испорченность, но Павел использует весьма показательные слова для описания этого ужасного состояния. Он говорит, что эта испорченность ведет войну в его членах, что она злонамеренно спорит с законом его разума, подтверждая его плотскую самоуверенность или его праведность (совести), чуждую Богу, исполняя его разум гордыней по поводу его собственных добродетелей и высокомерия, разжигая похоти, ненависть, желание отмщения и подталкивая его к поиску запретной помощи; в конце концов она пленяет его, наполняя страхом противоречия в его разуме, и повергает его в отчаяние до такой степени, что он спасается бегством от Бога. Это отнюдь не маловажное зло, как полагает людская философия, потому что оно жестоко мучит святых, подобно тому как в эпизоде со скалой Моисей стал слаб и впал в уныние из-за внезапной неуверенности и сомнения (Исх. 17:4), как и Давид впал в грех, когда приказал произвести перепись народа, ибо его чрезмерно обуяла человеческая гордыня, так что он восхотел продемонстрировать увеличение своего царства и уже собирался вершить в своем царстве новый порядок, руководствуясь человеческой мудростью, а не повелением Бога.

В Матф. 6:12 Христос учит святых мо литься: «Прости нам долги наши». Следовательно, на протяжении всей нашей жизни в нас пребывают грехи, за которые нам необходимо просить прощения. Он учит тому же, когда изрекает в Лук. 17:10: «Когда исполните все повеленное вам (даже через чистую совесть), говорите: мы рабы ничего нестоящие». Отметьте также изречение в 1 Кор. 4:4: «Хотя я ничего не знаю за собою, но тем не оправдываюсь», которое учит нас тому, что есть необходимость в праведности доброй совести, но между тем говорит, что это еще не является основанием моей уверенности в том, что я имею отпущение грехов и примирение с Богом; скорее Бог принимает меня ради Своего Сына-Посредника через веру. Пс. 129:3: «Если Ты, Господи, будешь замечать беззакония, — Господи! Кто устоит?» Этим изречением псалмопевец признаёт, что грех присутствует, и он не пытается извинить его, но удостоверяет, что ярость Божья настолько велика, что ее невозможно было бы вынести, если бы Бог не простил грех по Своей неизмеримой милости ради Своего Сына. Ибо человеческое естество не в силах вытерпеть ярость Божью и наказания, которые оно по праву заслужило, как и Езекия исповедует: «Подобно льву, Он сокрушает все кости мои» (Ис. 38:13); а Иов в гл. 9 говорит, что никто не способен сопротивляться ярости Божьей.

Итак, несмотря на то, что грехи присутствуют в нас и благочестивые до некоторой степени признают ярость Божью, все же они веруют, что они угодны Богу по причине Его обетованной милости, и они поддерживают себя этим утешением, как сказано в Пс. 32:20 сл.: «Душа наша уповает на Господа… Да будет милость Твоя, Господи, над нами, как мы уповаем на Тебя»; Пс. 31:5-6: «Я сказал: исповедаю Господу преступления мои; и Ты снял с меня вину греха моего. За то помолится Тебе каждый праведник». Он ясно говорит, что святые ищут отпущение грехов. Исх. 34:7 (Вульгата): «Нет никого самого по себе невиновного пред Тобою», то есть, даже если человек не может быть осужден или признан виновным людским судом, все же Ты можешь обвинить его. Дан. 9:7-9, 18-19: «У Тебя, Господи, праведность, а у нас на лицах стыд», то есть мы признаем, что Ты праведен, а мы наказаны по справедливости. «А у Господа нашего милосердие… мы повергаем моления наши пред Тобою, уповая не на праведность нашу, но на Твое великое милосердие… услышь… ради Господа [Себя самого]», то есть ради обетованного Посредника. Этот отрывок является весьма ясным свидетельством всеобщего единодушия пророков и апостолов. На самом деле Даниил учит тому же, о чем так плодотворно рассуждает Павел, говоря, что мы понимаем, что естество человека нечестиво и не удовлетворяет Закон, но что мы приняты Богом по Его милости, ради обетованного Господа. Ибо Даниил специально добавляет слова: «Ради Господа» (ст. 19). Нам следует сравнивать подобные свидетельства со свидетельствами Павла, дабы мы имели возможность увидеть, что вселенская Церковь Божья, патриархи, пророки, Христос и апостолы имеют одну устойчивую веру, и нам надлежит стремиться к такому единодушию и не отступать от него, несмотря на то, что причиненные беспорядки некоторых современных монахов создают разделение, при котором философия нечестиво смешивается с учением Евангелия.

1 Кор. 1:31: «Хвалящийся хвались Господом», то есть нас нельзя прославлять или превозносить по той причине, что мы безгрешны, но мы хвалимся в Господе, а иначе говоря, в Господе, Который обещает нам милость. Подобным образом в другом месте написано: «Всех заключил Бог в непослушание, чтобы всех помиловать» (Рим. 11:32). А также Рим. 3:9: «Мы уже доказали, что… все под грехом». Далее, в ст. 19, добавлено утверждение: «…так что заграждаются всякие уста, и весь мир становится виновен пред Богом». Он часто повторяет это универсальное понятие, дабы не было никакого сомнения в том, что Бог обвиняет всех. Посему нам следует признать нашу собственную немощь и исповедовать, что возрожденным людям также присущи грехи, такие как порочность нашего естества и многочисленные греховные желания; и мы должны стоять, пристыженные, в познании ярости Божьей по отношению к этому злу и скорби, пристыженные тем, что в нас наличествует еще так много враждебности к воле Божьей; и мы должны возрастать в истинном покаянии. Допущение нашей собственной немощи будет противодействовать нашей гордости и подчинит нас Богу, побудит нас бояться Бога, умолять о Его милости и искать Его помощи.

Однако после того, как наша гордыня подвергнется нападкам, благочестивым умам следует еще научиться вере, а иначе они впадут в отчаяние. Мы должны учить тому, каким образом начатки нашего послушания могут быть угодными Богу. В этом locus нам необходимо всегда совмещать следующие три пункта.

Во-первых, возрожденный человек должен быть уверен, что он примирен с Богом верою ради Сына Божьего, как часто упоминается о том, что наша личность принята Богом ради Его Сына посредством веры, даром.

Во-вторых, возрожденный человек должен признавать, что в этой жизни грех и немощь все еще пребывают в тех, которые родились снова, и ему воистину следует оплакивать тот факт, что ему все еще присущи тьма, извращенность, беспорядок и нечестивые желания, противоречащие закону Божьему.

В-третьих, он также должен быть уверен, что послушанию и праведности доброй совести надлежит начаться, и что они далеки от совершенства Закона, однако в отношении к примиренным они угодны Богу ради Его Сына-Посредника, Который представляет наши моления и наше поклонение перед Отцом и упускает из виду нашу немощь. Таким образом, ради Христа человек сначала примирен, затем приняты его дела, а его вера проливает свет на оба эти пункта. А потому Петр говорит в 1 Пет. 2:5: «Приносите духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом».

Нам следует каждый день размышлять об этих трех пунктах касательно наших дел. Ибо мы не должны воображать, что Бог не интересуется нашими делами, поскольку Он действительно заинтересован в них. Он требует послушания, и Он наказывает ужасной карой, как временной, так и вечной, злое поведение, противоречащее доброй совести. Следовательно, необходимо обладать доброй праведностью доброй совести и знать, как это угодно Богу - но это ещё не жертва Богу. Ибо сомневающаяся и извращенная совесть не способна взывать к Богу. Мы должны тщательно внушать нашему разуму это учение. Ибо в этой борьбе упражняется вера, а также возрастают истинное познание Бога и духовное обновление.

Вера закаляется в добрых делах двумя путями. Во-первых, она определяет, что ее послушание угодно Богу, как я уже сказал об этом выше. Затем она также ищет помощи, как это понял Давид, осознав, что его правление испытывает затруднения и подвергается опасности; однако он верил, что его труды были угодны Богу на основании обетования Божьей милости. Впоследствии он искал Божьей помощи и трудился в защиту своего народа, управляя своими гражданами настолько хорошо, насколько это было в его силах. Нет никакого сомнения, что это стоящее наставление для благочестивых умов, которые, хотя и стремятся к тому, чтобы повиноваться Богу, все же признают темноту своего естества и свои разнообразные грехи, и они настолько сожалеют о них, что чуть ли не впадают в отчаяние. Но какое более сладкое утешение можно им предложить, как не слова Павла из Рим. 8:1: «Нет ныне никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе…»? То есть, несмотря на то, что возрожденным присущ грех, Бог все же принял их и провозгласил верующих праведниками ради Своего Сына. Совершая это, Он принимает также и их послушание ради Своего Сына.

В Кол. 1:28 сказано: «Вы представлены совершенными во Христе Иисусе», то есть, несмотря на то, что возрожденные не исполнили Закон, они все же праведны и угодны Богу ради Его Сына. Здесь мы должны исповедовать и праздновать полноту милости Божьей, а именно, что в примиренных людях Бог принимает это неполное, несовершенное, нечистое и испорченное многочисленными нечестивыми желаниями послушание, но, разумеется, не по причине пригодности наших добродетелей, а ради Сына Божьего: «Вы не под Законом, но под благодатью» (Рим. 6:14). В этом месте напрашивается вопрос: угодно ли Богу наше послушание, когда оно не удовлетворяет Закон? Павел отвечает, что оно действительно угодно Богу, потому что «мы не под Законом», то есть Закон не осуждает нас; но мы под благодатью, то есть мы примирены или приняты в благодать: «Кто осуждает? Христос Иисус умер, но и воскрес: Он и одесную Бога, Он и ходатайствует за нас» (Рим. 8:34), то есть святые угодны Богу по причине ходатайства Сына. Рим. 3:31: «Мы утверждаем Закон верою». Это изречение очень кратко, однако оно весьма точно учит тому, что говорим и мы, а именно, что послушание не может ни начаться в нас, ни быть угодным Богу до тех пор, пока не добавится вера, которая определяет, что и человек, и начатки послушания угодны Богу ради Посредника. Так, когда Павел говорит: «Мы утверждаем Закон», мы не принижаем послушание, но настаиваем на нем и утверждаем его; и дабы сохранить его, мы учим, как можно воздавать это послушание и каким образом оно может быть угодным Богу.

Теперь, после того как мы сказали, каким образом это послушание может быть угодным Богу, которое мы все признаём как далекое от совершенного послушания Закону, мы добавим свидетельства, ясно указывающие на то, что дела святых или начатки их послушания угодны Богу. Эти отрывки наверняка побуждают нас к усердному совершению благодеяний, и в то же время мы наставляем себя в неизмеримой милости Бога, Который не только одобряет наше несовершенное послушание, но даже украшает его почестями и вознаграждениями. Ибо нам надлежит посмотреть на самих себя и осознать, что выдающаяся добродетель весьма редка. Людям свойственны лишь некоторые образы подобной добродетели, однако они слабы и скоротечны, и никогда не сумеют удовлетворить закон Божий, который требует гораздо большего света и порядка в естестве человека, чем это существует на самом деле, и все же эти образы или попытки принимаются Богом, как на это указывает отрывок, ради Его Сына, Который убедительно ходатайствует за нас. Также в Рим. 10:10 сказано: «Сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению». Когда Бог требует исповедания, Он желает, чтобы вся наша жизнь была исповеданием. Посему вся наша жизнь должна быть направлена на почитание Бога, на демонстрацию того, что мы исповедуем, и на украшение Евангелия, как об этом говорит следующий отрывок: «Так да светит свет ваш» (Матф. 5:16). Например, дабы некий правитель мог показать, что он верует, он призывает Бога во времена опасности, чтобы показать, что он воздает послушание; дабы служить Богу, он разрушает безбожные религии, чтобы знамя его вероисповедания простиралось во все стороны. Давайте и мы с вами подобным образом выказывать знаки нашего вероисповедания в нашем призвании. Пусть ученый показывает свою веру, пусть он призывает Бога каждую минуту своей жизни, которая исполнена столькими опасностями, пусть он опровергает все безбожные идеи и, управляя своими желаниями, пусть он доказывает, что он воздает столь великое послушание для того, чтобы служить Богу и украшать Евангелие. Жизнь человека настолько сплетается с жизнью других людей, что и в личной жизни, и в общении наше вероисповедание должно сиять во всех наших обязанностях.

Однако почему же здесь сказано: «Устами исповедуют ко спасению»? Ответ краток: даже если мы праведны ради Христа, то есть даже если мы приняты в вечную жизнь, необходимо все же, чтобы последовало нечто новое. Когда он говорит: «Устами исповедуют ко спасению», он желает, чтобы это имело место. Обратите также внимание на 2 Кор. 5:2-3: «Желая облечься… только бы нам и одетыми не оказаться нагими», то есть в этой жизни необходимо, чтобы произошло обращение и чтобы одновременно началось обновление. Это обращение началось в разбойнике на кресте. Он раскаялся. Он признал, что Бог наказывает его справедливо, а затем верою он признал своего Спасителя и умолял Его о спасении. Потому он и услышал ясное отпущение, провозглашение и обетование вечной жизни. Кроме того, в знак своего исповедания он опроверг своего товарища-преступника, который хулил Христа.

Этот памятный пример таких важных материй служит нам как назидание о том, что Бог настолько печется о Своей Церкви, что Он воздвигает свидетельства Своего учения даже тогда, когда Церковь оставляют ее великие вожди. Апостолы онемели от ужаса, и среди этих страшных бурь сомнения вряд ли оставалась хоть искра веры. И тогда Бог выдвигает новые свидетельства и предостерегает людей неожиданным затмением, землетрясением и воскресением некоторых умерших, дабы ни один не подумал, что это является неким обычным наказанием, или что Бог забыл их, а также водружением этого разбойника, который был соделан апостолом, дабы произнести мимолетное слово с креста и подтвердить, что это и есть Мессия, дарующий вечную жизнь. Затем эта история особо учит нас, что истинное значение Евангелия состоит в том, что мы приняты через веру ради Сына Божьего, даже если мы не предоставляем при этом необходимых заслуг. Она также рассказывает нам о природе веры, которая является не просто знанием фактов, но упованием, ожидающим от Сына вечной жизни. Этот разбойник указывает нам на то, что когда это пламя зажжено, оно представляет собой нечто далеко превосходящее человеческий разум. Вид этих искалеченных и умирающих тел не отвращает разбойника от решения доверить свою жизнь и веровать в то, что прибегающие к этому Господу обретут вечное спасение. Напротив, он осознаёт, что презирающие этого Господа подвергнутся вечному мучению. Поскольку он верует, что Бог милостив к нему, он подчиняется Ему и любит Его. Он понимает, что его наказывают не случайно, и воздает Богу благодарения за то, что он призван к познанию Бога и своего Господа. Он хочет подчиняться Богу, даже претерпевая эту кару; он не гневается на наказание Божье, а осознаёт, что человеческий род пребывает сейчас в этой неимоверной горести Божьего наказания именно по причине греха, а отнюдь не из-за того, что мы, как полагают философы, встречаем смерть и иные бедствия лишь случайно; таким образом, нам следует разуметь ярость Божью и искать избавления. Следовательно, что касается его страданий, то он видит, что мы должны быть готовы к послушанию Богу, когда переносим наши несчастья. В момент своего покаяния и обращения разбойник научен относительно греха, ярости Божьей, своего наказания, отпущения своих грехов и своей праведности, дабы он уразумел, что мудрость святых есть нечто весьма отдаленное от мудрости фарисеев или человеческого разума. Ибо горести благочестивых людей случаются в назидание, как об этом сказано в Пс. 118:71: «Благо мне, что я пострадал, дабы научиться уставам Твоим». В конечном итоге разбойник пришел к своему исповеданию, в котором он провозгласил, что это и есть Мессия; его не испугало созерцание наказаний, напротив, он осудил другого разбойника, который с ядовитым сарказмом раскритиковал наказание Христа и осудил Его за то, что Он висел на кресте, равно как и мир высокомерно и презрительно отталкивает Христа и Его Церковь за их немощь. Нам следует тщательно рассмотреть эту иллюстрацию осмеяния. Ибо подобно тому как этот человек перед лицом смерти насмехался над Христом и подвергал Его еще большему стыду, безбожники даже в пылу своего свирепого неистовства не осознают своих собственных грехов и навлекают на Христа дополнительный стыд, даже если Он и предлагает им избавление.

Я привел этот пример по причине того, что он учит нас нескольким моментам, а также показывает, что при истинном обращении берет начало новое послушание, демонстрирующее себя во многих честных поступках, которые, как я уже сказал, угодны Богу. Так, в Рим. 14:17: «Царство Божие не пища и питие, но праведность и мир, и радость во Святом Духе». Кто в этом отношении служит Богу, тот угоден Ему и получает одобрение своих ближних. Евр. 13:2 сл.: «Не забывайте также благотворения и общительности, ибо таковые жертвы благоугодны Богу». О Ное сказано следующее в Быт. 8:20 сл.: «Обонял Господь приятное благоухание», то есть Ему были угодны жертвоприношение Ноя, его молитва, его благодарение, его славословие и его учение. Слова «обонять благоухание» представляют собой чудесную фигуру речи, которая произошла от древнего ритуала, при котором говорилось, что одновременно со всесожжением через жертвоприношения Богу возносилось сладкое благоухание. Это являлось особым свидетельством того, что люди были угодны Ему, и что Он принимает их. Кроме того, жертвоприношения сравнивались, в общем, со сладким благоуханием, к которому добавлялся фимиам, поскольку подразумевалось, что во всех делах этих людей должен был присутствовать аромат, то есть послание от Бога должно было распространяться повсюду подобно благоухающему аромату, иначе говоря, жертвоприношения являли собой часть деяния празднования и прославления Бога, дабы посредством этого доброго учения и этих благих примеров приглашать других людей.

Четвертый вопрос

Почему следует совершать добрые дела?

Существует много причин: необходимость, пригодность и вознаграждения. Во-первых, необходимость бывает разных видов. Есть необходимость по повелению, необходимость по долгу, необходимость для сохранения веры и необходимость во избежание наказания. Ибо когда говорят о принуждении — это одно дело, однако еще остается в силе вечное повеление неизменного Бога Своим творениям, дабы они выказывали повиновение воле Божьей. Это неизменное повеление является необходимостью по повелению и необходимостью по долгу, как говорит Павел в Рим. 8:6: «Мы обязаны Богу, а не плоти». И Христос говорит в Иоан. 13:34: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга» (ср. 1 Фес. 4:3, 8).

Существует необходимость для сохранения веры, так как Святой Дух изгоняется и огорчается в том случае, когда мы допускаем грехи против совести. Так, в 1 Иоан. 3:7-8 ясно сказано: «Да не обольщает вас никто… Кто делает грех, тот от диавола». И в Рим. 8:13: «Если живете по плоти, то умрете, а если духом умерщвляете дела плотские, то живы будете». То, что вера отсекается через греховные дела, засвидетельствовано в следующем изречении Павла в 1 Тим. 5:8: «Если же кто о своих и особенно о домашних не заботится, тот отрекся от веры и хуже неверного». Кроме того, вера не может наличествовать в тех, которые потворствуют развращенным похотям и не раскаиваются, ибо написано: «Где обитает Господь? В сокрушенном духом и в трепещущем пред Словом Моим» (Ис. 66:1-2). Также когда вера приносит мир нашей совести, она не может в то же самое время присутствовать в человеке, который намеревается сохранять свой грех, поскольку вера осуждает такую совесть. Так, Павел говорит в Рим. 14:23: «Все, что не по вере, грех».

Именно так Давид изгнал свою веру и Святого Духа, когда наложил руку на жену другого человека, и он возмутил Святого Духа несколькими путями: прежде всего в своем собственном сердце, которое поощрило его на совершение прелюбодеяния, а затем во многих святых, одним из которых его оскорбление принесло скорбь, а другим причинило вред. То же самое произошло и с теми бедными женщинами, которых изнасиловали Авессалом и его воины (2 Цар. 16:21 сл.).

Необходимость во избежание наказания должна побуждать наши умы к движению, поскольку мы видим целую историю мира, исполненную самых печальных событий, которые, несомненно, являются наказаниями за грех. Однако слепота людей настолько велика, что они думают, будто все эти события произошли случайно. Это безумие следует устранить. Мы должны понимать, что все эти печальные события человечества воистину являются наказаниями как за первое грехопадение, так и за другие грехи. Об этом сказано в Пс. 37:2 сл.: «Ты сокрушаешь человека за его грехи». Поскольку все временные вещи недолговечны, то и временные наказания не соответствуют вечной ярости Божьей, но являются свидетельствами грядущего суда. Бог предупреждает нас о том, что нам надлежит ожидать другого суда, на котором мы будем иметь дело не с преходящими вещами, а с вечными материями. Мы должны также помнить об этом суде и наставлять себя касательно этого суда настолько часто, насколько часто мы являемся свидетелями временных наказаний.

Кроме того, нам следует сопротивляться этим заумным придиркам, посредством которых критикуются благословения, исходящие из страха перед наказанием. Ответ прост для благочестивых людей, которые знают, что для подобного действия есть много поводов и причин. Они знают, что мы должны поступать правильно скорее ради Бога, нежели по причине наказаний. Однако они также знают, что Бог желает, чтобы Его воля и Его ярость подтверждались в наказаниях, которым мы подвергаемся, и что Он желает, чтобы мы страшились временных наказаний так же, как и грядущих. Все наказания весьма очевидны; зачастую грехи караются грехами, и многие люди впутываются в грехи и бедствия. Часто во всем этом зле виновен лишь один человек, как это было в случае с падением Давида. Ведь он совершил такой ужасный грех и навлек на всех столь великую безнадежность, богохульство и скорбь!

Соломон допустил идолослужение, и оно стало причиной разрушения царства Израилева. Это вторжение идолопоклонства повлекло за собой религиозные разногласия и нескончаемые войны. Бог желает, чтобы мы считались с этими примерами, дабы мы могли страшиться Его ярости, и дабы у нас был повод для заинтересованности в нашем собственном спасении и в спасении других. Однако слепой разум человека не воспринимает серьезность греха или гнева Божьего. Он даже недостаточно удручен временными наказаниями, как это произошло с нераскаявшимся разбойником, который в своем бедственном положении продолжал высмеивать Христа и издеваться над Ним.

К тому же, как было уже сказано, благочестивым следует научиться узнавать ярость Божью среди громадного числа бедствий, выпадающих на долю человечества, и они должны также учиться избегать уловок дьявола, который мало-помалу, шаг за шагом приневоливает человека и плетет длинную нить многочисленных несчастий, дабы подтолкнуть человека к отчаянию, как написано: «Диавол ходит, как рыкающий лев, ища кого поглотить» (1 Пет. 5:8).

Следующая причина — это пригодность. Здесь я опять предупреждаю вас, что мы не должны приписывать никакой пригодности нашим добродетелям, как если бы они являлись причиной того, что человек получил отпущение грехов, или посредством коих он удовлетворяет закон Божий, и будто бы они (и чистая совесть) являют собой цену вечной жизни. Однако вера должна сиять и полностью понимать, что мы угодны Богу по причине Сына Божьего, как мы уже говорили об этом выше. Однако позже, после обращения, и также ради этого Посредника наше поклонение угодно Богу, Который не желает, чтобы погибла вся человеческая раса. Таким образом, Он желает, чтобы была Церковь, в которой исповедуют и призывают Его, и поклоняются Ему, послушание которой Он принимает ради Своего Сына; и Он называет эти дела «жертвами», на основании которых Бог выносит суждение о том, к чему Он относится с почестью. Так, Петр говорит в 1 Пет. 2:5: «Приносите духовные жертвы». Такова пригодность чьего-либо призвания, а отнюдь не человека, например, когда магистрат или апостол должны подчеркивать и рассматривать важность своего собственного деяния, ибо такие деяния являются весьма значительными и через них Бог управляет жизнями и дарует вечную жизнь. Посему он сделает все, что в его силах, чтобы Бог направлял его и помогал ему, и именно по этой причине.

Так, если какой-либо член Церкви верует, что высочайшее призвание состоит в том, чтобы быть членом народа Божьего, он будет молиться Богу за себя и за других; он будет возносить жертвы, то есть всякие добрые дела, которые Бог повелевает совершать. Эту пригодность нашего призвания надо понимать и рассматривать в следующем контексте: вы должны знать, что ваше исследование Писания и праведность вашей жизни воистину являются важными и касаются славы вашего призвания и нужд других людей. Поэтому, как мы уже сказали, Бог требует этого, подтверждает и направляет это и споспешествует этому. Следовательно, вы будете с усердием исполнять обязанности, соответствующие вашему положению.

[Последняя причина имеет дело с] вознаграждениями. Дабы мы обладали уверенностью касательно отпущения наших грехов и нашего примирения, нам даруются вознаграждения даром, ради Сына Божьего, и их надлежит принимать с верой. Ибо они были бы ненадежными, если бы зависели от наших заслуг. Однако, как мы уже говорили, после обращения добрые дела примиренных действительно заслуживают духовных и телесных вознаграждений в настоящей жизни и будущей, поскольку они угодны посредством веры ради Посредника, как на это ясно указывает притча о талантах в Матф. 25:29: «Всякому имеющему дастся…»; и в 1 Тим. 4:8: «Благочестие… имеет обетование жизни настоящей и будущей» (ср.: Марк. 10:30; Матф. 10:42; Лук. 6:38; Исх. 20:12; Ис. 33:16; 58:10-11). В конечном итоге, Писание исполнено обетований подобного рода касательно духовных и телесных вознаграждений; ибо в этой жизни имеется нужда как в тех, так и в других. Отдельные личности не могут сохранять свою веру, не практикуя ее; а без этих духовных даров не может ярко сиять ни учение, ни Церковь, и не может сохраниться доброе управление. Также поскольку Бог желает, чтобы в этой жизни провозглашалось Его учение, Он наделяет определенным покровительством наставников и учеников, а также чудесно хранит Свою Церковь, подобно тому как Он сохранил корабль, на котором Павла сопровождали в Рим. Итак, Он обещает благословения для этой жизни. Хотя Церковь и подвергалась ужасным мучениям, все же всегда остается часть благочестивых людей, подобно тому как, несмотря на множество убитых на поле битвы, приходит победа.

Таким образом, мы должны усвоить, что имеется потребность в обоих видах добрых дел, и что Бог не обещает вознаграждений напрасно, однако необходимо непрестанное практикование нашей веры, дабы она имела возможность возрастать и дабы мы трудились более усердно, несмотря на то, что мы не заслужили этих воздаяний.

Более того, вера упражняется тремя различными способами. Во-первых, прежде чем потребуется что-либо иное, вера всегда и с самого начала будет думать об отпущении грехов, как Давид, который не мог ожидать победы до тех пор, пока ему не становилось известно, что он угоден Богу.

Во-вторых, вере известно, что блага не выпадают по воле случая, подобно тому как безбожники на корабле Павла вообразили, что корабль был спасен случайно. Однако вера знает наверняка, что Бог печется о нас, покровительствует и помогает нам, и что Он дал обетования касательно Своих благословений, дабы из нашего разума было изгнано прочь эпикурейское мнение, полагающее, что добро и зло происходят по воле случая. И нам следует усвоить то, что Бог воистину наделяет добрыми дарами, и мы должны ожидать их от Него.

В-третьих, вера настойчиво ищет помощи и воздаяния, дабы дающий милостыни имел возможность тоже насладиться своими собственными владениями и увидеть, что и его семье достанется нечто, и даже если бы Бог не заботился о них, то и тогда бы вера искала и ожидала помощи и воздаяния. Чтобы лучше понять это, нам следует обратиться к противопоставлению и исследованию наших собственных грехов. Так, вы были бы менее усердны к добрым делам, если бы вы думали, что трудитесь впустую, поскольку вы неугодны Богу. Такой плод воображения противоречит первому упражнению веры. Вы были бы менее свободными во втором упражнении, если бы вы думали, что все эти материи препоручены человеческому усердию, и что Бог нимало не заботится об этом. Это заблуждение противоречит второму упражнению веры, ибо Бог требует этого усердия со стороны человека, дабы Он мог желать, чтобы эта наша деятельность направлялась Его Словом, как и в случае с нашими собственными добродетелями. Вы должны быть усердными, но в соответствии с Божьими предписаниями; вы должны совершать дела, однако отнюдь не бесполезные и не лишние; напротив, посвятите себя делам, необходимым и полезным для Церкви и для бедных. Ибо вы были бы менее щедрыми, если бы думали, что Бог не воздаст и что любимые вами люди будут нуждаться. Это колебание прямо противоположно третьему упражнению веры. Итак, дабы вера содержалась в порядке и возрастала, Бог учредил различные виды дел, и Он добавил обетования о помощи и воздаянии, чтобы с нашей стороны была возможность для молитвы. Ибо как вы будете ожидать от Бога вечного спасения, если вы не ожидаете от Него даже куска хлеба? Посему нам надлежит вести войну с этим недостатком упования с нашей стороны и совершать требуемые дела; и даже если они могут быть сложными, с их помощью мы должны воздвигать нашу веру и нашу молитву; нам также следует ожидать воздаяний и заботиться о вселенской Церкви, управлении и нашем спасении. Ради этих целей мы должны быть более усердными в нашем призвании, должны управлять нашей моралью и т. д.

Все приведенные пункты показаны на примере вдовы из Сарепты и Илии (3 Цар. 17). Илия знал, что Бог призвал его для наставления народа, и что до тех пор, пока Бог желал, чтобы он исполнял свое служение, у него не будет недостатка в пище. Именно с такой уверенностью он ожидал своей пищи, когда пришел к этой вдове, и, несмотря на то, что он был изможден своими трудами, он все же повелел, чтобы ему принесли поесть. Вдова рассказала ему о своей бедности. И в этот момент пророк присовокупил обетование. Женщина поверила слову пророка о том, что Бог Израилев воистину является Творцом и Спасителем, что Он дарует блага, что Он снабдит пищей и на будущее. Итак, хотя она и видела, что это отберет пищу у нее и ее сына, так как появился другой рот, который необходимо было накормить, все же в первую очередь она насытила пророка. За этой верой и этим делом последовали воздаяния. Долгое время семья имела пропитание, а это, несомненно, было Божьим благословением. Их жилище стало местом собрания Церкви, где пророк учил всю область. За этой великой славой последовало горе. Умер сын. Однако снова последовали воздаяния, и сын был воскрешен к жизни. Благодаря этому примеру женщина укрепила свою веру, и учение Илии распространилось повсеместно. Посему поймите, как много великих и добрых дел произвел этот первый долг, который исполнила женщина, насытив пророка, и помыслите о том изобилии воздаяний, которые она приняла. Ибо эта семья была не только накормлена, но и просвещена пророком касательно истинного поклонения Богу и вечной жизни, и многими способами была защищена от дьявола. Сын был воскрешен из мертвых и стал учеником пророка, и нет сомнения в том, что позже он оказывал Церкви свои услуги. Даже мелкие и незначительные дела украшаются наградами гораздо большими, чем это должно быть. Необходимо, чтобы все святые исповедовали с Иаковом в Быт. 32:10: «Недостоин я всех милостей Твоих».

Но несмотря на необходимость начатков новой жизни, как об этом говорит Павел во 2 Кор. 5:2-3: «Мы желаем облечься в небесное наше жилище; только бы нам и одетым не оказаться нагими», все же наше сердце всегда должно осознавать то, что говорит псалмопевец в Пс. 142:2: «Не оправдается пред Тобою ни один из живущих»; Пс. 18:13: «Кто усмотрит погрешности свои?» Наше сердце должно знать, что наши добродетели не являются ценой нашей вечной жизни, но что она, несомненно, дана ради Посредника, как говорит Павел в Ефес. 2:8: «Божий дар есть жизнь вечная». Христос изрекает в Иоан. 6:40: «Воля Пославшего Меня есть та, чтобы всякий, видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную». Благочестивому уму следует в истинном покаянии размышлять об этом высказывании и с уверенностью ожидать вечной жизни ради Посредника. К тому же наша вера неспособна раздвоиться, полагаясь как на Посредника, так и на наши заслуги, как об этом может с легкостью судить умудренная опытом совесть.

Пятый вопрос

Каково различие между грехами?

Хотя мы сказали, что в возрожденных остаются грехи, нам необходимо еще рассмотреть разницу между грехами. Ибо несомненно, что те, которые впадают во грехи, совершаемые против совести, не остаются в благодати, не сохраняют свою веру, свою праведность или Святого Духа; и вера неспособна терпеть злые намерения перед лицом совести, то есть вера, которая уповает на то, что Бог принял нас. Ибо эти желания абсолютно противоположны друг другу, и истинная молитва не может сосуществовать с плохой совестью, которая убегает от Бога, как об этом сказано в 1 Иоан. 3:21: «Если сердце наше не осуждает нас, то мы имеем дерзновение к Богу».

Посему нам следует придерживаться того правила, что в примиренных должна быть эта праведность доброй совести, о которой идет речь в 1 Тим. 1:5: «Цель же увещания есть любовь от чистого сердца и доброй совести и нелицемерной веры».

В той же самой главе сказано в ст. 18-19: «Воинствуй, имея веру и добрую совесть». 2 Кор. 1:12: «Похвала наша эта есть свидетельство совести нашей». 1 Пет. 3:16: «Имейте добрую совесть».

Однако многие отрывки свидетельствуют, что те, кто позволяет себе грешить против совести, отсекаются от благодати и изгоняют веру и Святого Духа, и становятся виновными в ярости Божьей и вечных наказаниях. Например, Гал. 5:19-21: «Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота… идолослужение… поступающие так Царства Божия не наследуют». Он говорит о явных делах, которые совершаются вопреки нашей совести. В 1 Кор. 6:9-10: «Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи… Царства Божия не наследуют». Здесь Павел ссылается на конкретных людей (ст. 11), что хотя некоторые из них были ранее виновны в таких пороках, ныне они исправились. Он повелевает им сохранять добрую совесть и свидетельствует, что они погибнут, если будут продолжать свои прежние беззакония.

Рим. 8:13: «Ибо, если живете по плоти, то умрете, а если Духом умерщвляете дела плотские, то живы будете». Здесь Павел имеет дело со следующим различием: много зла остается внутри в возрожденных, то есть некая тьма и развращенность, присущие нам. Ибо, хотя имеются начатки света и начатки послушания, и хотя вера сияет в этой густой темноте подобно маленькой искре, и храбро сражается с сомнениями и ведет войну против них, все же страх Божий, упование и любовь не являются такими великими, каковыми им следует быть. Существует также много нечестивых страстей, таких как самолюбование и самоуверенность, разного рода эмоции, пламя похоти, жгучий неправедный гнев и ложь, каковыми воспылали Мириам и Аарон против Моисея. В конечном итоге, многие грехи еще остаются в святых: так называемые грехи опущения, то есть пренебрежение нашим долгом и ошибки, совершаемые дома, в управлении и в Церкви, которые, тем не менее, не делаются вопреки совести со стороны благочестивых людей, выказывающих веру и демонстрирующих такое великое усердие, какое в их силах. Однако, поскольку святые сражаются со своими злыми желаниями и веруют, что ради Сына Божьего их немощи прощены, они остаются в благодати и сохраняют свою веру и Святого Духа. Именно это имеет в виду Павел, когда говорит: «Если умерщвляете дела плотские, то живы будете».

Весьма необычной эмфазой является то, что он говорит: «Если Духом умерщвляете дела плотские». Он призывает нас к жесткому состязанию, ибо хочет, чтобы мы сражались с нашими злыми желаниями, и делали это Духом, то есть руководствуясь истинными желаниями, страхом и верой, которая была зажжена Духом Святым через Слово Божье; она должна учитывать, как велика ярость Божья; она должна помнить примеры тех, кто отпал, таких как Саул и других, которые не были возвращены в благодать. Наш разум должен осознавать, что даже из одного прегрешения проистекают бесчисленные грехи и оскорбления. Ей также следует веровать, что наше послушание угодно Богу, и она должна ожидать помощи и руководства, как написано: «Без Меня не можете делать ничего» (Иоан. 15:5). Также: «Просите, и дано будет вам» (Матф. 7:7). «Тем более Отец Небесный даст Духа Святого просящим у Него» (Лук. 11:13). И как часто говорится в псалмах: «Помоги мне, и спасен буду»; а также: «Поступи с рабом Твоим по милости Твоей и научи меня праведности Твоей»; Пс. 50:12: «Сердце чистое сотвори во мне, Боже», то есть сердце, которое правильно верует в то, что оно очищено Богом через веру. И «дух правый обнови внутри меня», то есть дух сильный и не сомневающийся в том, что обновление произошло «внутри меня». Ст. 13: «Не отвергни меня от лица Твоего и Духа Твоего Святого не отними от меня», то есть Духа, Который направляет все мои деяния. Ст. 14: «Возврати мне радость спасения Твоего и Духом владычественным утверди меня», то есть даруй мне дух желания, который не избегает противоречий и опасностей и «укрепляет меня».

Так, Иосиф отклонил домогательства жены его господина; Ионафан укрепил себя против жгучей зависти по отношению к Давиду. Давид удержался от убийства Саула и, таким образом, сохранил себя от разрушения, к которому его могло привести отчаяние, когда он оказался в изгнании. Так, Павел учит в Рим. 6:12: «Да не царствует грех в смертном вашем теле», и это, по-видимому, позаимствовано из слов в Быт. 4:7: «У дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним». Ибо слово «господствовать» не означает нечто праздное и малодушное, но напротив, оно ссылается на силу Духа Святого и на прилежание нашей воли. Иосиф видел заповедь Божью и наказания, сопровождающие ее, злословия и иные разрушительные последствия, которые могли бы последовать, и он отверг домогательства жены своего господина. Он искал божественного руководства и присовокупил к нему свое собственное решение. Он обуздал свои глаза, дабы они не блуждали похотливо, он держал под контролем свое одиночество и представившиеся ему возможности, дабы не попасть в дьявольские сети. Благочестивым людям надлежит научиться понимать это предостережение и практиковать его, осознавая, что для изречения: «Ты господствуй над ним… да не царствует грех», есть хороший повод. Когда грех берет контроль в свои руки, он приносит с собой всевозможные бедствия и ярость Божью, и вечную смерть. С другой стороны, когда грех не господствует над нами, благочестивые люди сохраняют праведность и веру, которые были даны им, и тогда Павел может сказать: «Если Духом умерщвляете дела плотские, то живы будете».

Я упомянул о том, какие грехи остаются в возрожденных, а именно, определенное внутреннее зло, с которым они должны бороться. Но когда мы допускаем грехи против совести, тогда изгоняется и огорчается Святой Дух, теряется благодать и разрушается вера, то есть уверенность в милости Божьей. Именно это старается сказать Павел в Рим. 8:13: «Если живете по плоти, то умрете», то есть, если вы подчинитесь нечестивым желаниям плоти, вы будете виновны в ярости Божьей и вечной смерти. В той же самой главе он говорит: ст. 14: «Все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божии». Однако те, которые идут вопреки совести, изгоняют и огорчают Святого Духа и, таким образом, перестают быть детьми Божьими, как об этом также свидетельствуют вышеприведенные отрывки, такие как 1 Кор. 6:9: «Не обманывайтесь: ни блудники… Царства Божьего не наследуют». Также Иоанн говорит в своем Первом послании 3:8: «Кто делает грех, тот от диавола», то есть он уже является пленником дьявола, виновен в ярости Божьей и вечной каре и вовлечен дьяволом в гораздо более многочисленные грехи. Эти ужасающие трагические изречения должны вдохновлять нас на борьбу с неистовствующим нечестием, которое ведет против нас войну, дабы мы не отпали от данной нам благодати. Здесь нет необходимости приводить аргументы касательно предопределения; напротив, нам следует просто вынести наше суждение на основании Божьей воли, которая ясно выражена в Слове Божьем.